Начало / Статьи / Политика /

Ханты-Мансийская Европа
06.07.08

Дмитрий Медведев затащил европейцев в Сибирь, чтобы доказать: Россия — тоже Европа

Очередной, 21-й саммит Россия—ЕС 26—27 июня, на котором Дмитрий Медведев впервые участвовал в качестве президента Российской Федерации, россияне решили провести в Ханты-Мансийске — достаточно необычном месте, как бы заманивая европейцев все далее на восток. Сочи, Самара, теперь Сибирь. 

На этот раз смысл ехать в Югру (таково древнерусское название земель и жителей Западной Сибири и полярного Урала, происходящее от угров — предков современных венгров, ханты и манси) устроители объяснили просто: показать европейским политикам истоки великой русской энергетической реки, которая питает теплом и светом дома европейцев. 

Этот аспект должен был создать определенный настрой саммита, показать возможности, которые откроются для Европы, если она тоже, как некогда Москва, будет «прирастать Сибирью», то есть обратит внимание на скрытый в недрах и весях необъятной России потенциал. Однако и без этого экзотики было предостаточно. 

Некоторые западные журналисты посчитали, что город был специально построен к саммиту, другие вопрошали, почему центр города закрыт высокими зелеными заборами, за которыми власти скрыли достижения и прорехи этой стройки, которая ведется россиянами на берегах Иртыша уже 425 лет. На улицах было много правохранителей и сотрудников спецслужб. В возду­хе, напротив, наблюдалось почти полное отсутствие злых сибирских комаров, которые перед саммитом вселяли страх в европейских чинов­ников и сопровождавших их журналистов. Говорят, что насекомых специально травили. Чуть более гуманно обошлись с бродячими животными и... людьми, находившимися в городе без регистрации, — их отловили и выслали прочь.

В общем, все было сделано, чтобы главной сенсацией саммита стал сам новый лидер России. Дмитрий Медведев в сибирском антураже пытался выглядеть именно европейцем. Еще за неделю до начала встречи он озвучил главный принцип своей политики в отношениях с ЕС. «Это взаимоотношения между Российской Федера­цией как крупным европейским государством, государством, которое осознает и определяет себя как часть Европы, с одной стороны, и Европейским Союзом как сообществом значительной части европейских государств», — сказал президент РФ.

Свою личную и общероссийскую европеизированность Медведев начал демонстрировать раньше — месяц назад убеждал канцлера Германии Ангелу Меркель в Берлине в том, что между Россией и Европой нет разрыва в ценностях. Но, как отмечали тогда наблюдатели, это лукавство Медведева, игнорирующего российские реалии, и есть демонстрация этого разрыва. Наиболее острые критики говорят, что Запад пока не верит Медведеву и не поверит до тех пор, пока он не подтвердит свои заявления конкретными переменами в политике, выйдет из тени Путина. Поэтому нынешний президент казался на саммите менее убедительным, чем его предшественник, тень которого в дни саммита, по словам одного европейского издания, витала над участниками в виде «глумливого приведения». 

Но все же Медведев вел себя совсем иначе, чем Путин, и для европейцев такой российский лидер намного более комфортен. «Мы нашли с ним общий язык», — признались председатель Евроко­миссии Жозе Мануэль Баррозу и верховный представитель ЕС по внешней политике и политике безопасности Хавьер Солана. Наряду с премьер-министром председательствовашей в ЕС Словении Янезом Янши они вели переговоры с Дмитрием Медведевым. В Европе склонны рассматривать 21-й саммит Россия—ЕС как «новое начало» партнерства с Москвой.

Насколько обличье новой российской власти соответствует ее внутреннему состоянию и содержанию, европейцы убедятся уже в ближайшее время. В Ханты-Мансийске дан старт переговорному процессу о заключении нового широкомасштабного договора или, как еще говорят, базового соглашения между Россией и ЕС о стратегическом партнерстве на ближайшие годы. 

Начало диалога уже сегодня вскрыло разницу в подходах сторон. Проблема в том, что ни в Брюсселе, ни в Москве точно никто не знает (и саммит в Ханты-Мансийске это продемонстрировал), что будет предметом данного соглашения в политической и экономической плоскости. Однако ясно, что Москва и Брюссель пока говорят об абсолютно разных документах по сути. Для Дмитрия Медведева необходим небольшой по объему документ рамочного характера с изложением базовых принципов и целей в политике и экономике, который бы впоследствии и по надобности дополнялся соглашениями типа «дорожная карта». В таком случае текст договора мог бы быть разработан за год. Евросоюз, напротив, в соответствии с ранее утвержденным мандатом для переговоров с Россией будет пытаться создать более объемный и всеобъемлющий документ с принципиальными позициями сторон по всем вопросам, начиная от энергетики и заканчивая проблемами прав человека. В этом случае диалог обещает быть затяжным и трудным, и, главное, что усилия, затраченные на него, не гарантируют успешного финала. 

Любая из 27 стран ЕС сможет заблокировать ратификацию этого документа, если найдется хоть одно положение, которое вызовет разногласия. А в политике различных европейских стран по отношению к России — особенно между новыми и старыми членами ЕС — противоречий масса. Впрочем, такая перспектива ничуть не смутила участников саммита в Ханты-Мансийске и переговорщиков, которые начали консультации в Брюсселе 4 июля. Евросолидарность — хороший принцип, но из-за него у Евросоюза множество внутренних проблем. Это та единственная тема, по поводу которой Дмитрий Медведев позволил себе поиздеваться над европейцами, но те сделали вид, что не обиделись.

Правда, в ответ на неоднократные просьбы российской стороны определить позицию ЕС в вопросе новой инициативы Дмитрия Медведева по выработке принципов общеевропейской безопасности по примеру Хельсинкских договоренностей 1975 года и дать оценку действиям США по размещению систем ПРО в Европе гости фактически промолчали. Однако признали, что эта идея может быть рассмотрена, но в более широком контексте глобальных проблем безопасности. Россиян, правда, такая позиция озадачила: почему ЕС позволяет США решать вопросы ПРО с отдельными странами Союза через голову Брюсселя?

Еще одна тема, по которой стороны не договорились, — безвизовые поездки российских граждан в Европу. Дмитрий Медведев дал понять, что хотел бы начать с ЕС диалог о конкретных сроках и шагах по переходу к такому режиму поездок, опираясь на «дорожную карту» по внутренней безопасности, согласованную с ЕС еще в 2005 году. Ответа не последовало.

Покидая саммит, европейские гости получили в подарок фотоальбом с весьма романтичными фотографиями, сделанными лично Дмитрием Медведевым, а также... стадо мамонтов — уменьшенную копию бронзовой композиции из 11 скульптур, которая установлена в месте обнаружения останков этих животных над берегом Иртыша.

Своеобразным продолжением саммита Россия—ЕС стал открывшийся тут же в Ханты-Мансийске 28 июня V Всемирный конгресс финно-угорских народов, на который прибыли главы европейских государств, представители наций, родственно связанных с древними насельниками Западной Сибири, — президенты Венгрии, Финляндии и Эстонии. Доклад Дмитрия Медведева был гвоздем программы, и президент РФ попытался использовать свое выступление для ответа тем недоброжелателям в Европе, которые обвиняют Москву в ущемлении прав и уничтожении культур коренных и малых народов. 

Но возмутителем спокойствия стал лидер Эстонии Томас Хендрик Ильвес, который прямо с трибуны форума призвал российских финно-угров — хантов и манси, карелов и удмуртов, мордву и еще дюжину малых народов — следовать примеру своих европейских сородичей, в частности эстонцев, которые 150 лет назад «выбрали свободу и демократию», и бороться за национальное освобождение и государственность. «Многим финно-угорским народам еще предстоит сделать такой выбор», — сказал он слегка опешившим слушателям. Скандал на конгрессе и жесткий обмен мнениями по теме прав человека и нацменьшинств на переговорах Ильвеса и Медведева тет-а-тет, впрочем, не помешал лидерам России и Эстонии договориться о разблокировании процесса ратификации договора о границе, отсутствие которого мешает приграничному сотрудничеству России и Евросоюза.

В целом в России итоги саммита рассматривают как многообещающие. В ЕС отклики более сдержанны. Эксперты называют саммит «блеклым и незаметным». По сути, никаких важных решений в Ханты-Мансийске принято не было, никакие проблемы, осложняющие отношения двух сторон, не были сняты. Все, видимо, рады новому знакомству с российским лидером, который делает первые шаги в большой политике. Хотя мучающий всех вопрос Who is Mr. Medvedev? так и остался без ответа.

Алексей КОВАЛЬ

Источник: Зеркало недели
 

Начало / Статьи / Политика /