Начало / Общество и политика / Политика /  

Михаил Долгов: взгляд на прошедшие выборы президента Республики Марий Эл
19.01.05

Михаил ДолговПрошел месяц со дня выборов 19 декабря. Какие-то страсти вокруг избирательной кампании улеглись, какие-то - нет. Одни считают, что все точки над i в республике уже расставлены на много лет вперед; другие – что желаемые изменения еще впереди.

Мне задают много вопросов, связанных с моим участием в выборах. С моей стороны было бы безответственным давать сейчас ответы на все вопросы, касающиеся будущего. Однако полагаю, что моя точка зрения на прошедшие события не безынтересна многим в Марий Эл. И не только тем, что с кем я лично знаком, но и тем, с кем мне не довелось пока пообщаться.

Прежде всего хочу сказать, что, несмотря на кучу свалившихся на меня по ходу кампании проблем, я абсолютно не жалею сейчас о том, что вступил в борьбу. И если бы ситуация повторилась, то поступил точно также – вот только я бы на основании полученного опыта действовал более концентрированно и рационально.

Но, как говорится, история не знает сослагательного наклонения. И в день, когда я подал заявление в республиканский избирком, ровно никакого опыта участия в публичной политике у меня не было. Приходилось многому учиться буквально на ходу, порой «набивая себе шишки» там, где искушенный в предвыборных кампаниях политик их бы успешно избежал. Опыт - это все же большое подспорье в любом начинании. И дебютанту всегда сложнее, потому что ему трудно определить в условиях информационных перегрузок: что же на самом деле важно, а что по большому счету - не очень.

Первые две-три недели выступлений перед аудиторией меня очень сильно психологически напрягали. Ведь моя многолетняя работа во внешней разведке приучила меня быть человеком неброским (в идеале - вообще незаметным!) и тщательно взвешивающим каждое свое сказанное собеседникам слово. А тут передо мной возникли задачи прямо противоположные – «засвечиваться» по полной программе, завоевывая всеобщее внимание многочасовой говорливостью перед незнакомыми или почти незнакомыми людьми. Так что более-менее приноровился к роли публичного политика я, пожалуй, только через месяц–полтора.

Мне приходилось выслушивать с самых разных сторон немало упреков в том, что плохо подготовился к выборам, что не привел с собой многочисленную и высокопрофессиональную команду избирательных технологов, что не организовал достаточное финансирование кампании, что слушал не тех, что встретился не с теми, что не всегда строил свои выступления эффективно, и т.д., и т.п.

Говорят, что смотрящий на битву со стороны кажется себе куда более великим стратегом, чем ведущий сражение. Я благодарен за искренне высказанные замечательные идеи. Но – ей Богу – порой очень хотелось посоветовать моим критикам и сопереживателям из «страны советов» хоть на пару часов побывать в моей «шкуре» под прессом и наших внутриштабных проблем, и проблем, создаваемых административным ресурсом команды Маркелова.

Очень многие проблемы моей избирательной кампании, конечно же, упирались в скудность финансирования. Что ни говори, а выборы главы региона – дело по нынешним временам недешевое. Для кандидата, идущего против действующего главы региона – недешевое вдвойне (ведь по законам наступательного боя с закрепившимся противником необходимо, по меньшей мере, двойное преимущество по ресурсам). А для оппозиционного кандидата, многие последние годы жившего далеко от своих избирателей – недешевое втройне.

Ни тройного, ни двойного преимущества по деньгам у меня перед Маркеловым не было и быть не могло. Пришлось вкладывать свои средства – да еще несколько моих друзей оказали мне посильную финансовую помощь. Откровенно говоря, бюджет избирательной кампании был настолько мизерным, что порой остро вставал даже такой прозаический вопрос, как оплата бензина водителям штаба.

Никаких олигархов за моей спиной не стояло. У меня были встречи с очень крупными и известными в России предпринимателями, заинтересованными войти своим бизнесом в Марий Эл. Но эти переговоры не принесли в бюджет избирательной кампании ни копейки.

Кто-то из собеседников хотел, чтобы я после победы на выборах отдал «на откуп» его назначенцам экономический блок министерств. Я, разумеется, не мог согласиться на такие условия. Потому что считал, считаю и буду считать, что выход республики из социально-экономического кризиса невозможен без системной и последовательной борьбы с коррупцией.

Разумеется, всех потенциальных инвесторов интересовал вопрос о моих реальных шансах на победу. И здесь камнем преткновения результативности переговоров автоматически становился «фактор Тетерина». Было очевидно для всех (в том числе, и для меня), что участие Ивана Михайловича в выборах президента Марий Эл делало мои шансы на победу нулевыми. Разумеется, никому не хотелось инвестировать избирательную кампанию заведомого аутсайдера. Поэтому предприниматели откладывали решение о политических инвестициях в меня до момента, когда наступит однозначная ясность с участием или неучастием генерала Тетерина в выборах.

Для всех заинтересованных лиц окончательная определенность по этому вопросу наступила только 8 ноября, когда избирком официально закончил формирование списков кандидатов и фамилии Ивана Михайловича в этом списке не было. До дня голосования оставалось чуть больше месяца, и тут уже мои потенциальные инвесторы, что говорится, просто развели руками. Никто из них не верил, что я смогу за такое короткое время «раскрутиться» в условиях административного прессинга до результата, позволяющего выйти во второй тур и победить в нем. Кстати, уже после 19 декабря некоторые из присматривавшихся ко мне потенциальных инвесторов отзвонились мне и выразили не только свое удивление достигнутого мною уровня поддержки избирателями, но и сожаление о том, что не профинансировали мою избирательную кампанию своевременно.

Последовательное уклонение генерала Тетерина в течение лета и осени прошлого года от ответа на вопрос, который волновал всех его сторонников, имело среди прочих политических последствий не только крайне низкий уровень финансирования моей собственной избирательной кампании, но и ничтожный уровень финансирования общественного контроля за подсчетом результатов первого тура выборов. А нормальная организация контроля за честностью выборов в условиях Марий Эл объективно требовала куда больше денег, чем агитационная часть предвыборной кампании – недаром же говорят, что выборы выигрывает не тот, кому отдали свои голоса большинство избирателей, а тот, кто считает эти голоса…

Продолжение следует (в т.ч., и на моем персональном сайте http://www.mihaildolgov.ru/)

Михаил Долгогв

© При перепечатке материала ссылка на Марийскую страницу обязательна
 

Начало / Общество и политика / Политика /