Начало / Общество и политика / Политика /
Eesti  

О социально-политической ситуации в Марий Эл
18.01.05

Марийская деревня Кабак-Сола. Лето 2004 г.Положение в РМЭ кратко можно охарактеризовать как ситуацию «дотационного тоталитаризма».

Все социально-политические проблемы Марий Эл упираются в той или иной степени в проблему экономической несвободы населения, которая усугубляется из года в год. Достаточно сказать, что на протяжении нескольких последних лет среднедушевой денежный доход в республике составлял примерно 2/3 от стоимости фиксированного набора товаров и услуг, т.е. подавляющее большинство населения может ориентироваться только на выживание, а не на развитие или хотя бы на выход из кризиса.

Степень экономической несвободы жителей республики несколько меньше в Йошкар-Оле, в которой проживают преимущественно русские, и чрезвычайно высока в сельской местности, в которой проживают преимущественно марийцы.

Если называть вещи своими словами, то марийская деревня уже многие годы находится в состоянии социальной деградации. Процветают (причем при активной поддержке со стороны действующей администрации) настроения социального иждивенчества в трудоспособном возрасте. Весьма распространены случаи отказа безработных трудоустраиваться, поскольку зарплата на предлагаемых рабочих местах в большинстве случаев выше пособия по безработице всего на несколько сотен рублей. Высокими темпами растет уровень смертности от употребления алкоголя. Уровень суицидов среди марийцев является рекордным для народов европейской части России.

Марийская деревня политически инертна и скорее лояльна действующей власти, чем оппозиционна. Причина тому проста - сильнейшая зависимость от подачек из республиканского бюджета. Реально президент РМЭ имеет возможности легко и абсолютно без всяких политических последствий для себя сместить любого главу административного образования. Минфину республики достаточно задержать на месяц-другой транши в районный бюджет и самый строптивый управленец будет вынужден или сам подать в отставку или пойти на поклон к Маркелову – потому что иначе его пенсионеры и бюджетники «растерзают на клочки» за попытку вести себя самостоятельно. В регионе выстроена жесточайшая и по сути феодальная вертикаль экономической зависимости от президента РМЭ как органов муниципального управления, так и бизнеса.

Сам регион покрывает свои расходы всего лишь на 30%, потому что задача оживления производства и соответствующего роста налоговой базы в принципе не ставилась. Руководство республики гораздо больше занимает получение личной прибыли путем масштабного передела собственности через заказные банкротства предприятий и тотальный контроль происходящего в республике через правоохранительные органы (прежде всего, МВД и прокуратуру). 
Отдельным и весьма приоритетным направлением для Маркелова является имитация перед федеральным центром отсутствия в республике сколько-нибудь серьезных проблем по безработице, коррупции, уровню жизни и социальной напряженности. При этом администрация через аффилированные с нею ОПГ  (прежде всего, т.н. «тархановскую» группировку) предпринимает титанические усилия для того, что информация о проявлениях социальной и экономической напряженности, с одной стороны, не выходила за пределы республики в Москву, а с другой стороны, быстро локализовывалась и не достигала выхода в СМИ.

Все три оппозиционные Маркелову газеты издаются небольшими тиражами за пределами республики и имеют от администрации постоянные проблемы с распространением, помещением, судебными исками. Нужно отметить, что у Маркелова как у бывшего гарнизонного следователя очень сильно развит рефлекс мгновенно открывать уголовные дела против всего, что «шевелится» помимо его указующей воли. Количество уголовных дел против руководителей предприятий, управленцев, журналистов в регионе просто поражает. Стоит отметить, что еще в период военной службы Маркелов наблюдался у психиатров с диагнозом «шизофрения с маниями преследования и величия».

Информационной закрытости региональных процессов для внешнего мира, а также безнаказанности преследований оппозиции и масштабных фальсификаций на выборах в немалой степени способствует то обстоятельство, что в РМЭ нет рентабельных для разработки природно-сырьевых ресурсов и при нынешнем политическом режиме республика не представляет интереса для серьезных внешних инвесторов и их политических лоббистов (во многом из-за 15-20%-ного уровня «отката» наличными вперед, которые требует себе Маркелов от предлагаемых проектов). А внутри региона действующая администрация быстро душит местных предпринимателей при первых же признаках проявления  ими интереса к инвестированию политических процессов.

Иждивенчески настроенные слои населения воспринимают Маркелова прежде всего как президента, «при котором уменьшились задержки пенсий и пособий» и остальное их не волнует – ни коррупция, ни нарушения гражданских свобод, ни атмосфера задолизательства Маркелова в СМИ (живо напоминающая картинки из эпохи позднего Брежнева). То, что причины этого не связаны с региональным управлением (высокие экспортные цены на энергоносители и профицит федерального бюджета), большинством населения просто не осознается.

Вызывает беспокойство обозначившее за годы правления Маркелова возрастание межнациональной напряженности в прежде весьма толерантной республике. Среди последних эпизодов этой линии событий – запрет Маркеловым проведения Съезда марийского народа 23 декабря 2004 г. и его конфронтация с марийской культурной интеллигенцией.

В условиях сложившегося в РМЭ курса на иждивенческую экономику и тоталитарную политику ожидать хотя бы фрагментарное саморазвитие элементов гражданского общества и эффективных бизнес-проектов не приходится. Если в ближайшее время не будут переломлены сложившие тенденции, то четко просматриваются перспективы превращения республики в резервацию, практически на 100% содержащуюся за счет федерального бюджета, в которой будут проживать преимущественно пенсионеры и инвалиды, беззащитные перед произволом бандитов в погонах и без оных. Потому что дееспособная и продуктивная часть населения при первой же экономической возможности будет продолжать переезжать на жительство в другие, более благополучные регионы России.

Игорь Олейник

Директор Института стратегий развития и национальной безопасности

© При перепечатке материала ссылка на Марийскую страницу обязательна
 

Начало / Общество и политика / Политика /